Блок 1. Мир праздников
Блок 2. Мир для всех
Блок 3. Мир профессий
Блок 4. Мир города
Методические рекомендации > Блок 3. Мир профессий > Мир на кончике носка

Сайты 1-3 из 3. Страница  [1]

Название Задания для групп

Название Материалы для распечатки
Содержание  «Павлова – это облако, парящее над землей, Павлова – это пламя, вспыхивающее и затухающее, это осенний лист, гонимый порывом ледяного ветра…».

«Она точно слетела с гравюр 40-х годов XIX века, эпохи романтического танца великих Марии Тальони, Карлотты Гризи...»

«Тоненькая и гибкая, воздушная и хрупкая, с наивным и несколько смущенным выражением лица, она походила на ожившую танагрскую статуэтку.»

«Ее искусство рождалось и умирало вместе с ней – чтобы танцевать, как Павлова, нужно было быть Павловой.» (балетный критик эмиграции Андрей Левинсон)

«Она не танцевала – а просто летала по воздуху.» (петербургская газета «Слово»)

«На танец я всегда пыталась накинуть воздушное покрывало поэзии.» (А. Павлова)

«Гибкая, грациозная, музыкальная, с полной жизни и огня мимикой, она превосходит всех своей удивительной воздушностью. Как быстро и пышно расцвел этот яркий, разносторонний талант.»

«Когда появилась на сцене Анна Павлова, мне показалось, что я еще никогда в жизни не видел ничего подобного той не человеческой, а божественной красоте и легкости, совершенно невесомой воздушности и грации, «порхливости», какие явила Анна Павлова. С первой минуты я был потрясен и покорен простотой, легкостью ее пластики: никаких фуэте, никаких виртуозных фокусов — только красота и только воздушное скольжение — такое легкое, как будто ей не нужно было делать никаких усилий, как будто она была божественно, моцартовски одарена и ничего не прибавляла к этому самому легкому и самому прекрасному дару. Я увидел в Анне Павловой не танцовщицу, а ее гения, склонился перед этим божественным гением и первые минуты не мог рассуждать, не мог, не смел видеть никаких недостатков, никаких недочетов — я увидел откровение неба и не был на земле...» (Сергей Лифарь)

«Как мне всегда было жаль, что я не могла зарисовать ее Танца! Это было что - то неповторимое. Она просто жила в нем, иначе не скажешь. Она была самой Душою Танца. Только вот вряд ли Душа выразима словами!..» (Н. В.) Труханова

«Все русские гордились ею. Для балета, для всех танцующих она была идеалом. Для художников, композиторов, для балетмейстеров она была вдохновением.» (М. Фокин)

«Если надо сказать, что же лучше всего передавала Павлова, в чем же она действительно была несравненная, то я бы сказал: ее стихия была грусть. Не драма, а лирика. В самом физическом сложении Павловой, в ее тонкой фигуре, длинной шее, длинных худых руках было столько грусти. Поэтому, кроме «Умирающего лебедя», «Жизель» и «Баядерка» были наивысшими ее достижениями.» (М. Фокин)

«Секрет моей популярности - в искренности моего искусства.» (А. Павлова)


Либретто балетов

«Сильфида»

Балет на муз. Ф. Шопена

Автор либретто и балетмейстер М. Фокин

Первое представление: Петербург, Мариинский театр, 10 февр. 1907

Балет не имеет определенного сюжета. Авторы как бы оживляют мир мимолетных видений, возникающих в воображении юноши, переносят его в царство романтических грез и легкокрылых духов.  Темы «Шопенианы» - поиск недостижимого идеала, влекущая и ускользающая красота. 

 

Сцены из балета «Сильфиды» («Шопениана») на муз. Ф. Шопена. Париж. 1909 г.

«Клеопатра» («Египетские ночи»)

Автор балета Антон (Антоний) Степанович Аренский

Автор либретто и балетмейстер М. Фокин

Первое представление: Петербург, Мариинский театр, 8 марта 1908 г.

Действующие лица: Клеопатра, египетская царица. Марк Антоний, римский полководец. Береника, египтянка,  прислужница храма. Амун, молодой египтянин. Жрец. Раб Клеопатры. Арсиноя, рабыня Клеопатры. Египетские танцовщицы. Прислужницы храма. Еврейские танцовщицы. Рабы. Римские воины. Пленные эфиопы.  Берег Нила. Девушки во главе с Береникой несут в храм кувшины со священной водой. Береника останавливается. На прибрежной скале — ее возлюбленный Амун. Они спешат друг другу навстречу. Жрец соединяет руки Береники и Амуна, благословляя их брачный союз. Появляются рабы царицы Клеопатры. За ними, в закрытом паланкине, окруженном жрицами и танцовщицами, сама Клеопатра. Лениво раздвинув шелковые занавески, она выходит и направляется в храм.                                                                                        

Красота Клеопатры поражает Амуна. Он устремляется за ней, но стража не пускает его в храм. Когда Клеопатра опускается на приготовленное ей ложе, Амун берет лук и пускает стрелу в дерево, у которого находится Клеопатра. Стража хватает Амуна, но царица приказывает отпустить его. Бурное чувство юноши не ново для нее. Арсиноя читает Клеопатре папирус, нанизанный на пущенную стрелу.  Амун говорит царице о своей любви. Клеопатра предупреждает, что за любовь он должен заплатить жизнью. Мгновение нерешительности, но любовь побеждает страх.                                                                                            

Появившаяся Береника бросается к Амуну, умоляя его уйти с ней, — ведь он принадлежит ей, их союз освящен жрецом. Клеопатра с ненавистью смотрит на соперницу. Не в силах выдержать грозного взгляда царицы, Береника падает на землю. В душе Амуна борются два чувства: жалость к Беренике и страсть к Клеопатре. Побеждает страсть. Подавленная Береника скрывается. Амун падает к ногам Клеопатры. Рабы усыпают их ложе цветами, поднимают шелковый полог, танцуют, звеня колокольчиками и ударяя в тамбурины.                                                                               

Наступает час расплаты. Жрец приносит чашу с ядом: в ней смерть Амуна. Ослепленный страстью юноша не верит в свою гибель. Он залпом выпивает чашу и страстно протягивает руки к Клеопатре. Жгучая боль пронзает Амуна, и он падает мертвым. Клеопатра приказывает убрать труп. Облачившись в новые одежды, она спешит навстречу Марку Антонию. Он прибыл в Египет как победитель эфиопского царя. В присутствии Клеопатры он срывает корону с головы пленного царя и дарит ее Клеопатре.   Новые рабы, покоренные Антонием, проходят мимо царицы Египта. Клеопатра венчает голову Марка Антония лавровым венцом. Церемония окончена. Обняв Клеопатру, Антоний уводит ее к Нилу, где их ждет галера.   Площадь опустела. Боязливо озираясь, появляется несчастная Береника. У храма она находит труп Амуна и, сломленная горем, падает на него.

 

 

«Египетские ночи».

Анна Павлова и Михаил Фокин

Бакст Л.,

1908, эскиз к костюму Клеопатры

Анна Павлова

 

Эскизы декораций к балету

«Клеопатра»

 


Эскизы костюмов


«Павильон Армиды»

Автор балета Николай Николаевич Черепнин

Либретто А. Бенуа. Балетмейстер М. Фокин

Первое представление: Петербург, Мариинский театр, 25 ноября 1907 г.

Действующие лица: Виконт Ренэ де Божанси. Баттист, его слуга. Маркиз, владелец павильона. Слуги маркиза.

Действующие лица в картине сновидений: Виконт Ренэ де Божанси в образе Ринальдо. Маркиз в образе царя Гидрао. Маделена в образе царицы Армиды. Фениса, Сидония, Миранда — наперсницы Армиды. Главный раб Армиды. Придворные, кавалеры, дамы, свита царя Гидрао. Герольды. Невольники. Маги. Тени. Гении часов. Демоны, ведьмы. Одалиски.

Ренэ де Божанси — жених своей кузины Агнессы Р. Он находится на пути в ее поместье, где должна состояться свадьба. Ужасная гроза застигает его по дороге и принуждает искать приюта в ближайшем замке, принадлежащем маркизу де С. Об этом старом разоренном вельможе ходят самые странные слухи; крестьяне убеждены, что он продал душу дьяволу. И действительно, в поведении маркиза много загадочного: он никого не принимает, никуда не выезжает и целые дни проводит в лаборатории за алхимическими опытами. Встречает он, впрочем, Ренэ радушно, но извиняется, что не может поместить его в самом замке, находящемся в полном запустении, а принужден устроить ему ночлег в садовом павильоне. Павильон оказывается роскошным залом, резко контрастирующим с убожеством главного здания. Маркиз объясняет Ренэ, что зал этот сооружен знаменитой красавицей Маделеной де С, блиставшей при дворе регента и прозванной за свои похождения Армидой. «Вот ее портрет,— шепчет он, указывая на гобелен, висящий над часами с символическим изображением победы Времени над Любовью.— Из-за любви к ней многие поплатились жизнью, и,— прибавляет он с иронией,— чары ее настолько сильны, что и вас может постигнуть та нее участь после проведенной ночи тут, где все говорит о ней».

Ренэ утверждает, что ему нечего бояться не существующей больше красавицы, так как он любит свою невесту. Маркиз, пожелав доброй ночи, удаляется со своими слугами. Чувствуя непреодолимую усталость, Ренэ ложится, а его верный слуга Баттист располагается в кресле. Буря затихла.

Внезапно среди ночного безмолвия часы резко отбивают полночь. Бронзовый Амур оживает, повелевает Сатурну исчезнуть и выпускает из ящика Гениев часов. Все увлекающее за собой Время перестает властвовать, и вещи давно минувшие становятся вновь действительными. Амур раздвигает занавеси кровати и будит Ренэ. Слышатся манящие звуки, точно где-то далеко происходит торжество. Ренэ старается разбудить Баттиста, но тот спит летаргическим сном. Звуки усиливаются. Картина-шпалера освещается изнутри. Мало-помалу весь павильон превращается в роскошный сад, наполненный костюмированными в сказочные наряды царедворцами. Посреди сидит на возвышении сама Армида, все еще как бы повязывая через плечо Ринальдо расшитый ею шарф (как в изображении на гобелене), хотя самого Ринальдо нет. Вот царица ожила и в недоумении ищет, где плененный ею герой. Напрасно с тоской вопрошает она придворных: он исчез бесследно. Но является ее отец — царь Гидрао — и указывает Армиде на Ренэ.

Прикосновением жезла последний превращается в рыцаря, и Армида узнает в нем своего возлюбленного. Теперь и Ренэ уже не кажется все сном; ему представляется, что он уже давно любит эту прельстительную женщину, и он исполнен восторга, когда она бросается к нему в объятия. В ознаменование радостного события Гидрао устраивает великолепный праздник, в котором комические, сентиментальные и фантастические зрелища сменяются одно другим. Кончается праздник танцем самой Армиды, во время которого она надевает на Ринальдо шарф в знак того, что он ею пленен навеки. Опьяненный ее красотой, Ренэ клянется, что будет любить ее одну.

Но вот видение тускнеет, темнеет, и, как в полусне, Ренэ видит Сатурна, гонящего перед собой Амура и побеждающего его. Густой мрак заволакивает все, и Ренэ теряет сознание. Наступает свежее светлое утро. Баттист идет будить своего господина и готовит ему шоколад.

Мимо окон павильона проходит небольшое стадо, пасущееся на тех самых лугах, где некогда были разбиты садовые цветники Маделены де С. Из-за ширм выходит Ренэ. Он силится вспомнить, что он пережил за эту ночь; непонятная тоска мучает его. Напрасно Баттист предлагает ему завтрак, он весь погружен в думы и мечты. Мало-помалу память его проясняется, и перед ним как живое встает видение ночи. На гобелене он видит красавицу, которую только что обнимал, и себя самого в образе коленопреклоненного рыцаря. В припадочном восторге принимается он теперь рассказывать все, что произошло, Баттисту. Тот в ужасе и умоляет своего господина покинуть зачарованное место и ехать к невесте. Сначала Ренэ противится и даже уверяет, что забыл об Агнессе, в знак чего отдает Баттисту медальон с ее портретом, но наконец благоразумие берет верх, он вспоминает о данном слове и посылает Баттиста за каретой. В это время приходит маркиз справиться о здоровье гостя. Ренэ узнает в нем царя Гидрао. Несмотря на убеждения маркиза остаться погостить, он собирается в путь, чувствуя необходимость как можно скорее выбраться из сетей страшного человека. Баттист лихорадочно принимается за сборы и уже хочет закрыть замки баулов, когда маркиз подносит ренэ шарф, найденный им на бронзовых часах: «Вы забываете эту драгоценную вещь — вероятно, память о даме вашего сердца?» Ренэ узнает шарф, которым его повязала Армида. Он бежит к гобелену: там шарфа больше нет! Что это? Наваждение? В руках у него вещь, показывающая, что все происшедшее минувшей ночью — не сон. Мысли Ренэ путаются, и в беспамятстве падает он на руки Баттисту, который посылает проклятия ехидно смеющемуся маркизу.

Александр Бенуа. Эскиз костюма Армиды к балету «Павильон Армиды», 1907 год

 

 

Эскизы декораций к спектаклю «Павильон Армиды»

                                                                                         А. Павлова и В. Нижинский

 

«Половецкие пляски» 

Балетный фрагмент  2-го действия  оперы «Князь Игорь» композитора  А. П. Бородина.

Первое представление: Петербург, Мариинский театр, 23 октября 1890 г.

Хореограф М. Фокин.

Половецкий стан. Вечер. Девушки-половчанки танцуют и поют песню, в которой сравнивают цветок, жаждущий влаги, с девушкой, надеющейся на свидание с любимым. Хан Кончак предлагает пленённому князю Игорю свободу в обмен на обещание не поднимать на него меча. Но Игорь честно говорит, что если хан отпустит его, он тут же соберёт полки и ударит вновь. Кончак сожалеет, что они с Игорем не союзники, и зовёт пленников и пленниц, чтобы те повеселили их.

Начинается сцена «Половецкие пляски». Сначала танцуют и поют девушки (хор «Улетай на крыльях ветра»). Хореографическое действие поставлено на удивительные по красоте и мелодичности арии половецкой девушки и Кончаковны.

Затем начинается общая пляска половцев. Действие завершается общей кульминационной пляской.

  Н. К. Рерих. Костюм Овлура для одноактного балета «Половецкие пляски». 1909 г. 

 

Н. К. Рерих. Половец с ятаганом

 

 

                                                                                                   Н. К.Рерих. Половецкий стан. 


Название Материалы к занятию

Сайты 1-3 из 3. Страница  [1]